expert2009 (expert2009) wrote,
expert2009
expert2009

Categories:

Отпускные заметки
(часть 2).


Дворники Кипра

         Если встать рано утром, то можно с интересом наблюдать работу кипрских дворников. Для начала надо сказать, что на улицах Ларнаки довольно много мусора. Урн почти нет, и все считают нормальным бросать мусор прямо на тротуар. Повсюду валяются окурки, оберточная бумага, пустые жестянки от «Кока-Колы». На все это безобразие местные власти взирают сквозь пальцы, их, похоже, нисколько не заботит впечатление, которое остается от города у заезжих иностранцев. Но вернемся к нашим баранам, то есть к дворникам. У них нет столь привычных нашему глазу метел, вместо них они используют некий инструмент, чем-то напоминающий пику.

Идет такой дворник неспешным шагом по набережной, дыша прохладным рассветным воздухом и наблюдая восход солнца над Средиземным морем. Заметив на тротуаре бумажку, подходит, накалывает на эту пику и так же неторопливо относит ее к мусорной корзине, стоящей неподалеку. Убрав наиболее бросающиеся в глаза бумажки и жестянки, дворник с чувством исполненного долга уходит восвояси. Все, «уборка» закончена.
          Надо сказать, что мусор под ногами еще не самое худшее. Тротуары Ларнаки порядочно «заминированы» четвероногими друзьями человека. В городе нет специальных мест для выгула собак и местное население выгуливает своих питомцев прямо на городских улицах. Особенной любовью «собачников» пользуется… городской пляж. Причем за все время (а я отдыхал на Кипре неоднократно) я видел только одного человека, который «по-европейски» носил с собой лопаточку и мешочек и убирал за своими собачками. Этим человеком был не кто иной, как председатель местного общества защиты животных, высокий пожилой джентльмен, хозяин двух очаровательных белых пуделей. К сожалению, он умер от рака в конце прошлого года в возрасте 63 лет.
         Формально выгуливать собак на улицах запрещено, но так как греческие горе-юристы, разработавшие этот закон, не озаботились прописать в нем какие-либо санкции за его нарушение, то все местные жители выгуливают собак там, где сочтут нужным. И в самом деле, почему бы не выгуливать, если все равно за это никого не штрафуют?

Попугай Тиво.

         Недалеко от набережной, на пересечении двух улочек, стоит небольшой магазинчик, где продают бутилированную питьевую воду, всевозможные чипсы, жвачки, газировки, а также газеты и журналы. Но не своим ассортиментом еще в недавние времена славился этот магазин. В самом деле, это ведь стандартный набор для любого ларька в приморском городе, везде продают примерно одно и то же. А популярен он был благодаря своему пернатому обитателю. На улице, рядом с магазином, стояла большая ажурная клетка, в которой жил большой серый попугай жако по имени Тиво.       
          Очень крупный, больше голубя, с красным хвостовым оперением и ярко-желтыми глазами, Тиво неизменно привлекал внимание туристов. Да и как не обратить на него внимание - Тиво обладал многогранным талантом. Он говорил на нескольких языках, свистел, показывал различные акробатические фокусы на жердочке и даже пел. Тиво был всеобщим любимцем, его все кормили с рук орехами, семечками, кусочками булки. Но самым любимым лакомством для него был виноград. Ел он очень культурно, можно даже сказать аристократично. Сжимая жердочку левой лапкой, правой он брал пищу, подносил к клюву, откусывал маленький кусочек, никогда не отправляя еду в рот целиком, тщательно прожевывал и только потом приступал к следующему кусочку. В благодарность за угощение, он высовывал лапку наружу и пожимал палец кормильца, причем, если его когти больно впивались в кожу, он тотчас же отпускал, не желая причинять боль. 
           Еще он очень любил, когда его гладили по головке или шейке. Он подставлял головку или шейку, замирал от удовольствия, а ты его гладишь по мягкому оперению, когда 5, а когда и все 15 минут – он получал от этого настоящий кайф. Причем если он был чем-то недоволен, он никогда никого не клевал своим мощным клювом, просто отворачивался и уходил в дальний угол. Помню, как то раз он обиделся и на меня. Я проходил мимо, по привычке подошел к клетке, а он начал для меня петь и показывать фокусы на жердочке. Исполнив «номер», Тиво посмотрел на меня своим умным взглядом, ожидая «гонорар» в виде орехов или винограда. Но в тот раз у меня, как назло, ничего с собой не было! Не получив честно заслуженного угощения, Тиво обиженно фыркнул, повернулся ко мне спиной и, нахохлившись от обиды, ушел вглубь клетки.
           Но такие недоразумения были исключением. Тиво ни на кого не держал зла и ко всем проявлял свое неизменное дружелюбие. Не любил он только пьяных. Помню, как-то мимо магазина проходила супружеская пара из Норвегии, оба хорошо поддатых. Подойдя к клетке с попугаем, они начали пьяно хихикать, бесцеремонно совать руки в клетку, стучать по клетке. Бедный Тиво забился в дальний угол клетки и громко кричал, выражая свой протест. А норвежские алконавты никак не могли понять, чего это Тиво не хочет демонстрировать им свои таланты.
           Собираясь в очередной раз на Кипр, я надеялся снова увидеть моего пернатого друга. В первый же день, я отправился проведать его, но, к своему немалому удивлению, не обнаружил знакомой клетки на привычном месте. Я зашел в магазин и спросил у хозяина, где Тиво, на что он мне ответил, что Тиво умер. Меня еще тогда неприятно удивил тот пренебрежительный тон, которым хозяин отозвался о смерти бедного Тиво. Потом знающие люди мне рассказали, что Тиво не просто умер. Его фактически уморили голодом. Дело в том, что на Кипре зимой мало туристов, а именно туристы и кормили Тиво. В ту зиму туристов было совсем мало, хозяева магазина не проявляли должной заботы о своем питомце и Тиво попросту умер от недоедания.  Ему было всего 8 лет…

Сожженная «Игуана».

        Когда-то, много лет назад, на набережной Ларнаки, неподалеку от старой турецкой крепости, находился ресторан с красивым названием «Игуана».  Там подавали разнообразные блюда из морепродуктов. Посетителей было не очень много - во-первых на набережной хватало и других ресторанов, а во-вторых цены на блюда из морепродуктов достаточно сильно «кусались». Словом, бизнес владельца ресторана постепенно приходил в упадок.
        И в один прекрасный день ему в голову пришла «гениальная» мысль поправить свои финансовые дела с помощью нехитрой комбинации. Он застраховал ресторан на кругленькую сумму и вскоре после этого «неожиданно» приключился пожар, полностью уничтоживший «Игуану». Зарево пожара всю ночь освещало набережную, а утром на месте «Игуаны» были лишь куча пепла и дымящиеся головешки – деревянный ресторан сгорел дотла. Местной полиции не потребовалось много времени, чтобы раскусить мошенника. Спустя пару дней незадачливый «бизнесмен» уже был в наручниках.
       Когда спустя несколько лет я рассказывал эту историю одному русскому, работавшему на Кипре, он никак не мог поверить, что хозяин «Игуаны» сотворил все это по собственной инициативе.         
«Это его наверняка кто-то из русских надоумил. Ни один грек не додумался бы до такого – уничтожить имущество с целью получения страховки. Они не настолько умны. Только тот, кто подсказал ему поджечь ресторан, не объяснил, как грамотно замести следы умышленного поджога» - утверждал мой собеседник.

       Не знаю, так оно было или нет, только вот с тех пор на месте «Игуаны» так ничего и не построили. И, шагая по брусчатке набережной, мимо турецкой крепости, я невольно вспоминаю уютный ресторан с красивым названием «Игуана».

Кофе по-гречески.

          Во всем мире известен турецкий кофе. Вернее, не сам кофе, а способ его приготовления. Чашечка крепчайшего кофе и чашка воды, которые пьют, чередуя глоточки кофе и воды.
          Но после войны 1974 года на Кипре больше нет турецкого кофе. Вернее, сам кофе-то есть, но только теперь называется он кофе по-гречески, или же - кипрский кофе. Чтобы понять эту странность, нужно иметь некоторое представление об истории Кипра.           На протяжении всей своей истории остров Кипр, из-за своего удачного стратегического положения, постоянно переходил из рук в руки. Он попеременно принадлежал Римской империи, крестоносцам, Венецианской республике, входил в состав Османской и Британской империй. Со времен османского владычества в северной части острова живет община турок-киприотов. Греки и турки всегда плохо ладили – сказывалось тяжелое историческое наследство. Неслучайно, когда в 1960 году Великобритания  предоставила Кипру независимость, одним из условий было создание двухпалатного парламента, где бы представители греческой и турецкой общин голосовали раздельно, а все решения принимались после обоюдного одобрения греческой и турецкой общинами. Но в июле 1974 года на Кипре произошел военный переворот. К власти пришли греческие националисты, жаждавшие радикально решить турецкий вопрос – попросту изгнать турецкое население с острова. Греки-киприоты, получив официальную «отмашку», начали с упоением изгонять «турецких оккупантов» из их домов, грабить их имущество, а то и попросту убивать. Знакомая картина, не правда ли? Турция не стала молчаливо наблюдать за этнической чисткой и ответила вооруженной интервенцией с целью защиты соплеменников. После ожесточенного, но непродолжительного сопротивления, греческая армия потерпела поражение. Турция взяла под контроль северную часть Кипра, где проживало турецкое население. Пожалуй, это был единственный случай в истории, когда действия страны-члена НАТО олучили поддержку стран Варшавского договора.  
          В ходе этой скоротечной войны было убито более 2 тысяч греков, еще 200 тысяч стали беженцами. Турки тоже понесли серьезные потери. Военное поражение предрешило как падение хунты на самом Кипре, так и конец диктатуры «черных полковников» в континентальной Греции. Именно с их подачи был свергнут законный президент Кипра и начаты этнические чистки. При этом они гарантировали полную безнаказанность своим кипрским последователям, обещая, в случае чего, защитить режим путчистов. Но когда дело дошло до реальных боевых действий, вооруженные силы Греции оказались не в состоянии оказать Кипру поддержку и отразить турецкое вторжение.
          С тех пор Кипр остается разделенным островом, демаркационная линия проходит даже через столицу Кипра Никосию. Война 1974 года и ненависть к туркам вообще стала основой национальной идеологии, а правильнее сказать – мифологии греков-киприотов. Для греков ненавистно все, что хоть как-то связано с проклятыми турками.
         Одной из жертв идеологической войны стал турецкий кофе. Он был официально переименован в греческий и само название - «турецкий кофе» -  попало под запрет и больше никогда не упоминается греками. Поэтому спрашивать турецкий кофе в ресторане или кафе – значит оскорбить местных жителей.
         В последние годы президенты Кипра и непризнанной Республики Северного Кипра постоянно встречаются с целью урегулирования долголетнего конфликта и воссоединения острова. Но путь к миру долог и тернист. Уже не одно поколение жителей острова выросло в атмосфере взаимной ненависти к «историческим врагам». Память о той проигранной войне и по сей день крайне болезненно воспринимается в обществе – это ведь совсем недавняя история, еще живо множество свидетелей и участников тех трагических событий.
        Конечно, политическая элита Кипра понимает необходимость примирения двух народов и воссоединения острова. Но вот только как это объяснить простым грекам, в принципе не желающим жить с турками в одном государстве?


Tags: Кипр
Subscribe

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments