expert2009 (expert2009) wrote,
expert2009
expert2009

Category:

Настоящие заробитчане — кто они?

«Люди сосланы делами,
Люди едут за деньгами,
убегая от обид и от тоски».

         Случайно попалась под руку запись Юрия Кукина, ставшая в советское время гимном романтиков. Прослушав песню, дети, рожденные в нынешнем тысячелетии, восприняли ее по-своему.
         — Папа, это же про украинцев! Про наших заробитчан, они все за деньгами в Европу едут. А ты почему никак не соберешься? Сидишь — туман ловишь.
         — Понимашь, сынок, это странно, очень странно… но такой уж я законченный чудак, — быстро нашелся я.
         Про себя  же грустно подумал: как же так получилось-то — такая богатая страна, а люди нищебродствуют и по миру «цыганят»? Потом еще немного поразмыслил и решил, что биометрический паспорт нужно все-таки выправить. На всякий случай.
         Нас 52 миллиона, говорилось в украинской рекламе в 90-х. В начале нулевых оказалось, что нас уже на четыре миллиона меньше. Последнюю перепись провели в 2001 году, потом несколько раз переносили дату следующей на неопределенный срок. Сейчас вообще непонятно — сколько нас, особенно после потери Крыма и части Донбасса.
         В Киеве не могут назвать точное количество своих граждан: любая публикуемая цифра, по оценкам специалистов, приводится с точностью плюс-минус миллионов семь-восемь.  Подсчитать население обещает уже третий подряд президент, однако и без переписи бросается в глаза отток людей: их и на улицах меньше, в старшие классы не могут детей набрать, да и статистика по количеству пересекающих границу это подтверждает.
         Демографические проблемы Украины с некоторых пор заставляют серьезно волноваться руководство страны и ужасают своими масштабами граждан. Куда делись люди? Вымерли или уехали? Говорят — и то, и другое. Однако низкая рождаемость и высокая смертность — это проблемы многих государств, а украинцы еще и массово покидают родину. Практически у каждой «средней» семьи сегодня есть уехавшие родственники, друзья, соседи. Некоторые — навсегда, другие думают, что на время.
         Оставим в стороне тех, кто решился уехать на ПМЖ — их не так уж много, хотя тоже непонятно, сколько именно. Основная же масса, исчисляемая уже в миллионах (называется цифра в 8-9 млн), уезжает за деньгами, то есть на заработки. В СМИ принято их называть заробитчанами или гастарбайтерами. Эти люди ищут лучшей жизни и пытаются решить свои финансовые проблемы, образовавшиеся у них дома. Поначалу они практически все возвращались обратно, но теперь начала намечаться тенденция «невозврата».
         Зацепившись в европейской стране за стабильную работу и подучив язык, украинцы сравнивают уровень жизни (не в пользу своего государства, естественно) и не видят на родине даже перспектив изменений к лучшему, хотя власти регулярно пытаются убедить их в обратном. Дескать, потерпите немного, еще чуточку — скоро все станет хорошо. Терпеть в масштабах человеческой жизни можно достаточно недолго, ну лет пять — десять. Потом приходит понимание, что если ты сейчас не попробуешь, то потом уже не сможешь просто физически и весь остаток жизни будешь жалеть, что хотя бы не попытался воспользоваться шансом. Тогда они забирают с собой семьи, определяют детей в местные школы и бросают якорь в облюбованном месте. Впрочем, конечно же, не все — большинство все-таки пока возвращаются. Но не факт, что так будет продолжаться и дальше.
        На сегодняшний день самыми популярными направлениями остаются Польша, Чехия и Германия. Так, в Польше, согласно статистике Фонда поддержки мигрантов на рынке труда EWL, хочет остаться каждый третий заробитчанин. Этот показатель увеличился на треть по сравнению с прошлым годом. При этом, более 40% украинцев, работающих в Польше, имеют высшее и неполное высшее образование.
        Кстати, традиция ездить на заработки в хлебосольной Украине родилась не в последние годы — у нее богатая история. Еще «за царя Панька» (до царя Гороха) крестьяне уезжали из сел заработать в большие города, в советское время очень много украинцев вербовались на Крайний север в золотодобытчики и ехали за «длинным рублем» на газовые буровые. В девяностые повально ездили торговать в Москву, в нулевые целые украинские «батальоны» укладывали шпалы в Забайкалье. С получением «безвиза» с ЕС большинство побежали туда. Впрочем, это касается лишь рабочих рук, светлые же головы ударно рванули из страны вскоре после развала СССР.
        До поры до времени проще и выгоднее всего было осваивать просторы братской России. Близкий менталитет, доброжелательное отношение к украинцам, отсутствие языкового барьера и препятствий на границе, а также серьезная разница в доходах населения позволяли хорошему специалисту и трудолюбивому работяге вполне неплохо получать. Однако после событий 2014-го, но не сразу, а где-то через год, ситуация начала стремительно меняться: добавились официальные ограничения в трудоустройстве, периодически начали возникать проблемы на границе, но главное  — заметно упали доходы россиян, если переводить в доллары или евро, а вместе с ними и зарплаты заробитчан. Ну и… тепла в человеческих отношениях поубавилось. Когда приоткрылась дверца в Европу, многие понадеялись на лучшие условия труда в странах ЕС и ломанулись туда наперегонки. Однако разочарование наступило очень быстро и там.
        Вообще же, по результатам опроса «OLX работа», 20% украинцев, которые долго работали за границей, не планируют ехать туда снова. Причем только у трети из них исчезла необходимость вновь покидать родину, потому что они начали зарабатывать достаточно дома. Главной причиной 42% «отказников» назвали психологический дискомфорт, связанный с переездом и оторванностью от родных.  А 16% признались, что работа в других странах не слишком-то и выгодна: там более высокая заработная плата, но расходы на проживание и питание ее съедают. Из «недовольных» 35% работали в России, 33% в Польше, 11% — в Германии.
         Что касается размера зарплат, то почти половина не желающих снова ехать на заработки ни за какие коврижки, получали за рубежом до $1000 в месяц, еще 18% — до $1200, и лишь 11% имели до $2000. Впрочем, это легко объяснимо: каждый второй украинец, не желающий возвращаться за границу, работал не по своей специальности. Почти четверть тяжело вкалывали на стройках, около 20% крутили баранку, зачастую проживая прямо в авто и готовя себе еду в кузове, 15% — трудились на вредных производствах.
         Впрочем, повторимся, что желающих навсегда завязать с поездками за рубеж — всего лишь пятая часть от общей массы заробитчан. Остальные возвращаются на побывку, оглядываются вокруг и, убедившись, что «тут еще долго будет нечего делать», переоформляют документы и помогают «мазать лыжи» тем, кто решился на вояж впервые.
Специально не стал собирать «страшилки» о том, как польские жадные паны недоплачивают украинцам и заставляют за копейки батрачить от рассвета до заката — их предостаточно в сети, их выпячивают органы занятости «по заказу» крупных производителей, испытывающих дефицит персонала. Подобных примеров нарушений можно без труда нарыть и на внутреннем украинском рынке — условия труда тут порой куда хуже, но никто не возмущается.
         Большинство же «выездных историй» заканчиваются счастливым или, в худшем случае, нейтральным финалом. Сценарий стандартный: устал от безнадеги, услышал от знакомых или встретил случайное объявление, плюнул на все, «позычил» денег, оформил биометрию и уже через неделю где-нибудь в Европе. Правда, на ее задворках. А дальше уже все зависит от твоих личных деловых качеств, выносливости, коммуникабельности и удачи.
         Если после первой поездки гастарбайтеру удается раздать долги и уйти в ноль — то это успех, чаще остаются в минусе.   Однако в любом случае — с опытом и воодушевлением от удач более опытных товарищей. Дома «дебютант» быстро подчищает хвосты и уезжает снова — работать над ошибками. Как правило, уже после нескольких месяцев с лица заробитчанина уходит выражение загнанного в угол неудачника, а домой отправляются денежные переводы.
        Бывает, правда, и грустно. Какой-нибудь 50-летний дядька решил напоследок тряхнуть стариной и завербовался на стройку где-нибудь под Прагой. Пока туда ехал, в Facebook восторженно выкладывал фото европейских красот, как какой-нибудь турист. Через две недели — вернулся домой понурый и изможденный. Оказывается, по прибытию на место поселили в казарме, а поутру выдали неподъемный отбойный молоток и заставили работать, как ни на одной ударной советской стройке комсомольцы не работали. Десять часов тяжелейшего физического труда в «наморднике». Кругом пыль столбом, шум неимоверный, два коротких перерыва в день — две сигареты выкурить не успеешь. Выбираешь — перекусить или в туалет сбегать. На третий день понял, что или сбежит, или сдохнет. Уволился без оплаты. Потыкался в поисках другой работы — нигде не берут без рабочей визы, да и возраст подкачал. Денег на обратную дорогу нет, выпросил у земляков. В общем, не поедет больше — дома легче и спокойнее. Тут уже другие строчки из Кукина впору цитировать: «Пусть полным полны в дорогу мне набиты чемоданы — память, грусть, невозвращенные долги». Правда, тоже смысл не тот получился, что у автора песни.
        В общем, как бы там ни было — неспокойные души продолжают ехать. Молодые отправляются в Европу по собственному желанию, своих шишек набить, мир посмотреть. Люди в возрасте едут на чужбину вынужденно, их толкает ответственность за близких, а потому настрой у них заранее не такой радужный.
        Возможно, что скоро заробитчан станет еще больше. Новые законы команды Зеленского неожиданно ударили по мелкому и среднему бизнесу. В первую очередь, начали бороться не с теми, кто работает в тени, а с теми, кто регулярно платит хоть какие-то, пусть и небольшие, налоги — как говорится, «потому что там светлее». Предпринимателям, работающим на едином налоге, выставили такие условия, что им легче закрыться, распродать свой бизнес и уехать с небольшим капиталом жить за границу. Они, правда, пытаются сопротивляться: например, в ближайший понедельник в Киеве собираются на всеукраинскую забастовку предпринимателей. Посмотрим, выслушает ли их доводы президент, пойдет ли навстречу или будет и дальше голословно призывать украинцев возвращаться на Родину, соблазняя новыми «великолепными» условиями. Кстати, по оценкам экпертов, в прошлом году заробитчане обеспечили своими валютными переводами примерно 10% ВВП Украины. Так они лишние теперь что ли?
        Но вот еще что интересно лично для меня. Россияне в последнее время часто сетуют, что жить им стало тяжело: работы мало, зарплаты низкие, продукты дорогие. Но почему в таком случае их не видать на заработках в более благополучной Европе? Есть все — китайцы, африканцы, вьетнамцы, украинцы, молдаване, поляки, белорусы, а россиян нет. Не думаю, что дело в какой-то особенной «русской душе»: придавит — поедут как миленькие, и вкалывать будут, как все. Просто, видимо, еще не придавило как следует.

Валентин Корж, Днепр, Украина
Tags: Зеленский, Украина, кризис в экономике, трудовая миграция
Subscribe

  • На крыле самолета...

    Фотосессия на авиабазе Ван-Найс, штат Калифорния, 1956 год. "Подиумом" служит крыло истребителя F-86 "Сейбр".

  • "Живая сталь".

    Белорусское ОАО «БМЗ — управляющая компания холдинга «БМК» выпустило новый корпоративный календарь на 2020 год. На страницах…

  • Пин-ап календарь на 2020 год.

    Известный художник Андрей Тарусов, рисующий в стиле пин-ап, выполнил по заказу дочернего предприятия Роскосмоса ("Главкосмос") календарь…

Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments